Перевод вообще имеет дело с языком как таковым и с его частными проявлениями — конкретными языками, которые как бы противоречат друг другу, но и дополняют друг друга, поскольку им в разной мере и степени присущи черты, общие для языка как такового.

При помощи своих языков как инструментов познания народы—это коллективные субъекты познания — создают свои специфические «картины мира», в чем-то противоречащие друг другу, но в чем-то дополняющие друг друга и в конечном итоге вырастающие в единую и целостную «картину мира».

Трудясь во всех сферах межъязыковой коммуникации и в особенности над художественным переводом, практик, а в своих исследованиях и теоретик приходят ко все более глубокому осознанию лингвостатистической и лингвостилистической разносистемности языков, получая богатейшие материалы для сопоставлений их специфических закономерностей, избыточности и недостаточности, эксплицитности и имплицитности, их полиформности и полисемии.

Языки различаются в номинации разнообразнейших оттенков внутреннего мира человека, его позитивных и негативных реакций на внешний мир и общественную практику, но главным образом в обозначении чувств и ощущений. Это объясняется тем, что все огромное лексическое богатство и грамматический строй развитых языков являются отражением многовекового исторического опыта народов, их носителей, результатом длительного процесса познания предметов и явлений окружающего нас материального мира, их свойств, качеств и закономерных связей между ними. При этом если сознание полнее отражает названные объекты, то язык в силу своей внутренней структурной организации как бы «не поспевает» за процессом познания, являясь в то же время его продуктом и орудием.

В каждом языке действует свой закон внутренней структуры — принцип избирательности в ходе создания отдельных слов, грамматических форм и выбора способов грамматического выражения. Так, в целом одинаковое для всех народов по методам и приемам мышление производит выбор какого-либо из признаков, причем в разных языках избираются очень редко одни и те же признаки.

Затем этот признак сопоставляется с признаками предметов, имеющих в данном языке словесное обозначение, и происходит использование уже существующего слова для наименования нового (или для него создаются новые слова и словосочетания). При создании грамматических форм происходит то же сличение, но уже каких-то признаков, характеризующих то или иное отношение, с признаками, характеризующими выражаемое словом понятие, т.е. используются какие-то особенности семантики определенного слоя словаря, которые в состоянии выразить то или иное грамматическое отношение.

Таким образом, сличение как основной способ образования лексической и грамматической семантики неизмеримо увеличивает систему «означаемых» (язык как энергия) на основе не очень большого увеличения довольно жесткой системы «означающих» (язык как эргон). Именно в том и состоит вся сложность семантической структуры языка — его «содержательной» стороны, что она оказывается системой открытой и динамичной, почти неисчерпаемой в сочетаниях и комбинациях единиц плана выражения —»материальной» стороны языка, которая представляется исчисляемой и поэтому столь активно изучаемой современным языкознанием.

Эта сложность плана содержания многократно умножается при сличении различных языков. В одних языках выражаются такие детали, которые не находят своего словесно-грамматического воплощения или выражаются только частично в других языках. На поверку оказывается, что мы не находим даже в языках близкородственных и типологически очень сходных и двух слов (и еще реже двух грамматических форм) с одинаковым значением. Это хорошо подтверждается семным анализом. И тем не менее межъязыковая коммуникация осуществляется успешно.

Это происходит в силу того, что языки синонимичны друг другу на основе одной и той же материальной и идеальной действительности. В своих лексико-семантических и грамматических системах в целом они оказываются настолько изоморфными, что даже на генетически далеких и типологически совсем несходных языках вполне возможны и взаимопонимание, и перевод, адекватные действительности и общественной практике народов — их носителей.

В этом случае наши лингвисты справедливо отвергают как ненаучные утверждения семантиков о том, что естественные языки будто бы являются замкнутыми системами, исключающими адекватное взаимопонимание и перевод между их носителями, а также утверждения неогумбольдтианцев о том, что различия в формах и структурах языков свидетельствуют о различиях в мышлении от народа к народу. По их мнению, более 3000 языков (не считая множества диалектов) представляют свои, особые, «картины мира» и являются будто бы также жесткими препятствиями как к взаимопониманию и переводу, так и к сближению народов и их языковых культур.

Логико-понятийная функция языков, общая для всех народов, делает нерелевантным своеобразие языковых форм и структур, всякий раз успешно преодолевает различную категоризацию действительности — языковое выражение мысли, особое в каждом языке, — в ходе и в результате все более совершенствующейся межъязыковой коммуникации и в том числе при помощи бытовых и научных дефиниций, т.е. в силу основного свойства языков — их коммуникативности. Например, различное от языка к языку обозначение шкалы цвета, терминов родства и сродства и т.д. преодолевается легко даже в случаях, казалось бы, как утверждают неогумбольдтианцы, невозможных.

Француз рассказывает другу (немцу) о своей жизни: у него, мол, два beau-peres. В этом месте он прибегает к немецкому языку, якобы на французском языке, не находя выхода из этой ситуации: Er habe einen Schwiegervater und einen Stiefvater. Но он смог бы вполне успешно сказать об этом и по-французски, введя такие дефиниции: у него два beau-peres, один — отец жены, другой — второй муж его матери, а он сам является сыном ее первого мужа.

Одноязычная и межъязыковая коммуникации отлично приучают к тому, что слово и языковое выражение мысли —не сама мысль. Ту же самую мысль можно выразить и перевыразить другими языковыми средствами уже в пределах одного языка. Тем более возрастают эти возможности в ходе межъязыковой коммуникации.

Комментарии запрещены.